LUBIMKI

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » LUBIMKI » Интересы и творчество любимок. » Не знаю куда закинуть. Стихи хорошие


Не знаю куда закинуть. Стихи хорошие

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Екатерина Горбовская
здесь
"Сегодня на арене
Впервые перед вами
Мадемуазель Эжени -
С пантерами и львами!"
"Сегодня на арене..." -
Я комкаю афишу,
Опять дрожат колени,
Я ничего не слышу.
Вокруг мелькают тени,
Мне пудрят грудь и плечи...
"Впервые на арене", -
Звучит уж сотый вечер.
Я наливаю брома
И полстакана рома,
И старый гардеробщик мне говорит:
"Не трусь!"
Я ничего не слышу, я ничего не вижу,
Но я их ненавижу
И до смерти боюсь!

И вот я перед вами -
С пантерами и львами:
Они сидят на тумбах
И на меня глядят!..
Пока я молодая,
Я слишком уж худая,
Когда я разбабею -
Они меня съедят.

* * *

… Вот я постепенно теряла подруг,
Вот я постепенно отбилась от рук,
Когда я скользила и падала вниз,
Мой ангел-хранитель семечки грыз…
Я все собиралась те книжки прочесть,
Старалась казаться умнее, чем есть,
Рыдая, искала окольных путей,
Боясь народить незаконных детей,
Училась пить водку и складно врала
Про то, что отличницей в школе была.

Первая любовь

Вот так сидим и говорим -
О том, что мир неповторим.
О том, что скоро выпускной,
Что пахнет в воздухе весной...

И всё чудесно и чудно -
Сирень, открытое окно,
И сигареты огонек,
И разговоры до ночи...
И мне пока что невдомек,
Что все мужчины - сволочи...

Переломный возраст

...Хочется попробовать то, что колют в вену,
Хочется тарелку с кашею - об стену,
Хочется уехать к чёрту на рога,
Хочется дотронуться рукой до утюга,
Хочется, хотя бы, взять - и заболеть,
Чтобы полюбили, начали жалеть...
Фейерверки смеха, водопады слез...
Переходный возраст перешел в невроз.

* * *

А я была мила,
А я была смела,
Я наравне пила -
Я лучше всех была.

Но что я лучше всех,
Никто и не заметил -
Я больше не пойду на посиделки эти.

* * *

А жизнь короткая такая,
Я, видно, зря к ней привыкаю
И обосновываюсь:
Хочу изучить клинопись,
Собирать живопись,
Занимаюсь гимнастикой, пластикой
И развитием вкуса,
Скупаю сережки, колечки, бусы -
То ли для пущей нарядности,
То ли от жадности.
И все время думаю,
Что когда-нибудь все кончится.
И не то чтобы страшно, а просто не хочется.

Notting Hill

В этих белых домах жемчуг крупный и мелкий,
С золотою каемочкой голубые тарелки…

Но еще до меня за меня решено:
В этих белых домах
Мне не пить то вино.

Я пасусь на своем
Разноцветном лугу
И меняю лишь то,
Что хочу и могу.

Я нигде не бываю,
И ни с кем не дружу,
И, наверное, больше никого не рожу.

* * *

…А живут они хорошо и дружно,
И не мудрствуя многосложно,
И если что ему от нее и нужно -
Так это чтобы ей было можно.

Сам Господь на них смотрит и радуется,
А они его ни о чем не просят:
И раскладушка у них раскладывается,
И пылесос у них пылесосит.

* * *

По материнской линии
Глаза должны быть синии,
А по отцовской линии -
Должны быть стать и выправка.
А он косой и маленький,
Ничем им не обязанный,
Ничем ни с кем не связанный
И злой по праву выродка.

Его не любят мальчики.
Его не любят девочки.
Его не любят лошади
И даже не везут.
Но его любит бабушка,
И очень любит дедушка.
Но бабушка и дедушка
Когда-нибудь умрут.

* * *

Что делать с гениальными детьми -
Загадочными, нервными, печальными?
Что делать с гениальными детьми,
Чтоб эти дети выросли нормальными?

Чтоб радостно "болели" за "Спартак"
И шумно отмечали дни рожденья,
Чтоб с тайною мечтой о "Жигулях"
Осваивали правила вожденья.

Чтоб - честно: с девяти и до шести,
А, если что - так, Господи, прости -
Стучали по столу и хлопали дверьми…
Что делать с гениальными детьми?

* * *

У вас там как?
Вступают в брак?
А вот у нас обычно так:
Сначала - падают к ногам.
Потом - пускают по рукам
Прекрасных дам.
И никогда не помнят имя -
Лишь временами,
Но вечно путают с другими
Именами…
А небо смотрит сквозь метель -
Хмуро,
И мы рожаем им детей
Сдуру.

* * *

Всего ты добьешься -
                    живой, энергичный.
Все будет: зарплата, пиджак заграничный...
Старайся, старайся, старайся,
                                        но всё же
Не простудись, вылезая из кожи.
Ты крепко усвоил уже, что печать -
Главнее стихов в королевстве бумаги,
Но только не надо с трибуны кричать,
Что твой идеал - это Павка Корчагин.
Пробьешься и так -
                  сквозь года и сквозь лица -
И, все получив, обнаружишь в тоске,
Что принял синицу за Синюю птицу -
К тому же она задохнулась в руке.

* * *

Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками,
Которые видны,
Над скверными задатками,
Которые даны,
Волшебными заплатками,
Железною стеной
Должны стоять достоинства,
Воспитанные мной.

Когда-то я так думала
По молодости лет.
Казалось, это главное,
А оказалось - нет.

Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь
Вот так тебя любил:
Со всеми недостатками,
Слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами
И склонностью ко лжи -
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

Хорошо, правда?

Отредактировано starushka (2007-04-21 09:55:41)

0

2

супер!!!!!!!!!!  слов нет! Спасибо, Старушка

Отредактировано Инчи (2007-04-20 22:46:23)

0

3

Это класс)))))))))))))))))... так жизненно и в тоже время депресивно
Мне очень по душе

0

4

Нет, у нее не все депрессивно :-), просто я такие выбрала.
* * *

...Прийти на рынок без копейки денег,
Понюхать розы и потрогать веник,
И перепробовать все то, что разрешат -
Капусту, творог, мед и виноград,
Сказать, что мед - балованный, а творог -
Не так уж и хорош, насколько дорог,
И с чувством собственной законной правоты
Еще раз перенюхать все цветы.

В гостях

Уж все давно тут
И только Вас все ждут,
И Вы вот-вот явитесь.
А мне не Вы нравитесь -
Мне Вас любить нравится,
От всех скрывать нравится,
И целовать нравится,
И ревновать нравится,
А с тем, что мне нравится,
Я не могу справиться.

* * *

Мне нравилось, что ты боксер,
И что прическа на пробор,
Что говорить ты мог пол дня,
Чтоб в чём-то убедить меня,
И даже то, что ты куришь Беломор
Для этапажа.

Но я не знаю, в чем тут дело,
Мне все однажды надоело!
Все, все - и то, что ты боксер,
И этот вечный твой пробор,
И стала очень раздражать
Твоя привычка возражать,
И этот Беломор-Канал?!
Меня он просто доконал.

* * *

А ты сегодня мне приснился
В чудесном разноцветном сне,
Ты из тумана появился
Верхом на розовом коне.

Была луна, и месяц тоже,
И раздавалось пенье флейт.
И я подумала: О боже!
А что б сказал об этом Фрейд?

Статистика

Вымирают динозавры,
Умирают старики,
Дольше всех живут кентавры
И бессмертны дураки.

* * *

Я боюсь утечки газа,
Я боюсь дурного глаза,
Я боюсь, что кто-то скажет,
Что мне надо похудеть.
Я боюсь войны с Китаем,
Слов "мы все про вас узнаем"
И того, что я без слуха,
А меня попросят спеть.

Она дама-то с  юмором :-)

0

5

Хороши!  :)

0

6

вчера весь вечер лопатила интернет в поисках еще стихов. супер. Юмора у дамы не занимать, да еще и такой слог легкий

0

7

И, все получив, обнаружишь в тоске,
Что принял синицу за Синюю птицу -
К тому же она задохнулась в руке.

Эти строчки просто супер, как и все стихи..старушик, ты клад просто....спасибо...

0

8

* * *

Уж я не знаю, как мне быть:
Ума - ни капельки.
С волками жить - по-волчьи выть,
А голос слабенький.
Но как натянутой струной,
Я взгляды чувствую спиной,
И, если надо встать стеной -
Я в пол врастаю…
И не боюсь, что гром убьет,
Что враг на мине подорвет,
Боюсь, что кто-то позовет -
И я растаю…


0

9

Вот ещё крутое:)

Часы прабабки кукуют глухо.
В воздушных замках тепло и сухо.
А город полон сплошных дождей,
Ничейных кошек, чужих людей.
Был город пасмурен, зол и сир,
И было в городе все не так...
А я мечтала исправить мир,
Но, слава богу, не знала, как...

* * *

Ну и что, что вдвоем. Ну и пусть при свечах -
У меня еще есть голова на плечах...
А мой внутренний голос -
Он в голос кричал
И в полголоса сам же себе отвечал,
Что когда при свечах,
А вокруг тишина,
Голова на плечах
Никому не нужна.




прикольная она, читаю с радостью....

Отредактировано Цяпалина (ака Веснушка) (2007-04-30 00:54:58)

0

10

Вот над этим я ваще умерла!!!!!от смеха...

Накануне совершеннолетия

Я кричу по ночам от ужаса,
Я от ужаса днем молчу:
Я боюсь, я боюсь замужества -
Не хочу, не хочу, не хочу!

Я хочу жить у папы с мамою,
Грызть морковку, вести дневник,
А мне снится все то же самое:
Пучеглазый чужой мужик.

Снятся комнаты неуютные
И большая кровать у стены -
Извели меня эти мутные,
Беспощадно дурные сны.

0

11

http://izubr.livejournal.com/ - отлично пишет. Девочке 20 лет - такое чувство слова...
И ты идешь по городу, и за тобой летят бабочки.

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз - вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс - то есть почти что старый. Шорты с футболкой - простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара - листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька - он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче - ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге - и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя - с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", - бормочу сквозь сон. "Сорок", - смеется время. Сорок - и первая седина, сорок один - в больницу. Двадцать один - я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь - на десятом. Десять - кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь - на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

Полазьте у нее, цепляет.

0

12

Она гений, спасибо, Старушик!

0

13

А хорошо то как! Спасибо!

0

14

а вот художница к книге литл энн... офигительно рисует, вот её комикс...  http://www.kommissia.ru/gallery/displayima...album=534&pos=0

А вот ЖЖ  http://apolinarias.livejournal.com/

0

15

http://amalgin.livejournal.com/130938.html

0

16

Веснушка, о, класс! Спасибо!

0

17

О! что нашла...  http://zemfira.ws/neizdannoe.shtml

0

18

А дождь разводит тушь
и сумерки подкрашивает.
А дочь твердит урок,
уйдя в себя, как в грот.
И, спотыкаясь, музыка бредет
по клавишам.

О мастер! Верю: ты не зря запас
на черных дисках светлые блаженства,
но эта музычка пробилась тут, при нас,
и нас роднит ее несовершенство.

По памяти, по памяти — без нот —
и все-таки как будто поневоле:
так, спотыкаясь, музыка бредет
там, в чистом поле.

Она бредет, прижав дитя к груди,
лицо в слезах, и сердце слабо ноет.
И мне твердит: «Иди, иди, иди...»
И я иду.
И мой сурок со мною. (с)

0

19

Проза, но тоже из жж. Люблю афтора. )

Возвращаясь из Парикмахерской
Я очень люблю ходить в парикмахерскую. Это всё равно, что ходить в поход за Граалем. Всякий раз отправляешься в него, опьянённый верой в успех, и чем абсурднее твоя вера, тем больше она пьянит и кружит голову. И всякий раз думаешь, что уж вот теперь-то всё получится, и ты его непременно найдёшь. И мир преобразится вместе с тобой, и засияет застенчивой, неземной красотой, как только ты возьмёшь его в руки.

Не знаю, как у кого, а у меня, когда я гляжусь в зеркало на выходе из парикмахерской, всплывает в памяти фраза из какого-то школьного сочинения: «Большая, изуродованная голова Кутузова больше дремала, чем находилась в движении». Впрочем, если задуматься, в этой ассоциации есть даже что-то лестное. Я прижмуриваю один глаз – не столько ради довершения сходства, сколько для того, чтобы больше не видеть Головы В Зеркале, и с лёгким сердцем покидаю парикмахерскую.

Вечерний трамвай, на котором я возвращаюсь домой, почти пуст. Позади меня кто-то вздыхает, всхлипывает и канючит тонким голоском:
- Никогда мне ничего не разрешаешь, никогда. Такой котёночек хорошенький! Породистый, пушистый. И недорого совсем. Мам! Ну, давай возьмем! Ну, пожалуйста!
- Я сказала – нет, значит – нет.
- Господи, мам, ну, почему ты такая, а? Ну, почему ты меня никогда не понимаешь? Ты же просто не хочешь меня понять, и всё! Тебе лишь бы по-своему…
- Не ной, я тебе говорю! Ишь, расхлюпалась… от людей совестно!
- Совестно тебе, да? А мучить меня не совестно? Никогда ничего не разрешаешь, никогда! Персидский котёнок.. морда плоская… черепаховый… я всегда такого хотела! Мам! Ну, давай возьмём, а?
- Ты прекратишь капризничать или нет? Котёночек какой-то! Выдумала тоже – котёночек! Ты возьмёшь, а мать за ним убирай, да?

Я осторожно оборачиваюсь назад. На скамейке за моей спиной сидят две аккуратные старушки в одинаковых платках. Младшая, на вид лет семидесяти, обиженно сморкается и смотрит сквозь сердитые слёзы на ту, которой на вид лет девяносто. Та отвечает ей ледяным взглядом и поджимает и без того сильно ввалившиеся губы.

На другом конце трамвая, на самой дальней скамейке – тоже мать и дочь, только помоложе: дочке лет десять, а маме около тридцати. У этих, напротив, полная идиллия: мать читает вслух рекламу из глянцевого журнала, а дочь болтает ногами и комментирует
- Смотри, тут ещё про пластические операции… Вахтанг Цусидзе-Цопе. Все виды пластической хирургии…

Девочка кивает головой и скандирует, отбивая ритм:

Вахтанг Цусидзе-Цопе
Ваш нос приставит к…
- Прекрати сейчас же! – смеётся мать. – Хулиганка!

Девочка тоже смеется и тычется носом ей в плечо. А мне становится совсем легко: в самом деле, то, что сделала со мной парикмахерша – сущая ерунда по сравнению с тем, что мог со мной сделать этот самый Цусидзе-Цопе, попадись я нечаянно к нему в лапы.

Домой я иду, бормоча под нос слоган, придуманный девочкой. Однако, на повороте к дому как-то сбиваюсь и начинаю бездарно импровизировать:
Вот – опять не донесу
Я до дома колбасу.

Потому что точно знаю – не донесу. Это уж как пить дать. Уже который день на подходе к дому меня поджидает здоровенный кудлатый хмырь со свалявшейся шерстью, подбитой лапой и кривым глазом. Тоже, кстати, чем-то похожий на Большую Изуродованную Голову. Вздыхая и хромая, он подходит ко мне, делает проникновенное лицо и напускает слезу на единственный глаз. И хотя я отлично знаю, что это профессиональный нищий, и что, сожрав мою колбасу, он тут же откроет второй глаз, гикнет и бодро помчится на совершенно здоровых лапах за ближайшей кошкой, почему-то я всё равно каждый раз отдаю ему эту колбасу. Почему я это делаю – и сама не понимаю.

(с)

0

20

Ну, не знаю *п1  Так взбрело

Я очень хочу уйти. Встать, одеться и хлопнуть дверью. Слезы градом... понимание того, что закрытая дверь будет еще долго закрытой. Я не хочу все рушить... поэтому опять ухожу в себя и там запираюсь на все засовы. По чему засовы, а не замкИ? Замок можно открыть ключом снаружи, а засов нет. Засов могу открвть только Я.
Давно меня здесь не было. Тишина и полный порядок. Книжные полки покрыты пылью и паутиной. Библиотека в стиле семейки Адамс. А, вот и стол. Ух, как ядавно за ним не сидела. Где здесь взять тряпочку, а черт с ней. Пыль и рукой вытру. Уф, мягкое кожаное кресло прикоснулось к моей спине. Здесь удобно))) Так, ручки не одна ни пишут. Опять придется писать карандашом. Ладно, на будущее надо учесть. Вот те раз, а ящик стола закрыт на ключ. Когда эт я его запирала. Ну и не важно, там небось обиды. Ага, точно обиды. Вспомнила, что каждый раз чтоб сложить туда новую, меняю замок. Ключ тупо выбрасываю. Теперь поняла, по чему обиды не помню. Блин, а как их вспомнить если ключ потерян...Разразилась смехом ха-ха-ха. Это, что из оперы Ума палата. Вот точтно только не сейчас лезть в этот проклятущий ящик. А то хуже будет. Кажется я здесь на долго... Придется обустраиваться. Такс, а что у нас с едой. Аккуратно беру со стола подсвечник, дую и фитиль зажигается...

0

21

Ну, не знаю *п1  Так взбрело

Я очень хочу уйти. Встать, одеться и хлопнуть дверью. Слезы градом... понимание того, что закрытая дверь будет еще долго закрытой. Я не хочу все рушить... поэтому опять ухожу в себя и там запираюсь на все засовы. По чему засовы, а не замкИ? Замок можно открыть ключом снаружи, а засов нет. Засов могу открвть только Я.
Давно меня здесь не было. Тишина и полный порядок. Книжные полки покрыты пылью и паутиной. Библиотека в стиле семейки Адамс. А, вот и стол. Ух, как ядавно за ним не сидела. Где здесь взять тряпочку, а черт с ней. Пыль и рукой вытру. Уф, мягкое кожаное кресло прикоснулось к моей спине. Здесь удобно))) Так, ручки не одна ни пишут. Опять придется писать карандашом. Ладно, на будущее надо учесть. Вот те раз, а ящик стола закрыт на ключ. Когда эт я его запирала. Ну и не важно, там небось обиды. Ага, точно обиды. Вспомнила, что каждый раз чтоб сложить туда новую, меняю замок. Ключ тупо выбрасываю. Теперь поняла, по чему обиды не помню. Блин, а как их вспомнить если ключ потерян...Разразилась смехом ха-ха-ха. Это, что из оперы Ума палата. Вот точтно только не сейчас лезть в этот проклятущий ящик. А то хуже будет. Кажется я здесь на долго... Придется обустраиваться. Такс, а что у нас с едой. Аккуратно беру со стола подсвечник, дую и фитиль зажигается...

я это в журнале у тебя ещё прочла, так душевно!!!! и похоже на меня.... :- (

0

22

я это в журнале у тебя ещё прочла, так душевно!!!! и похоже на меня.... :- (

Блин, а че не пишите в коментах... А?
Я вот думаю, что не плохо написала, а жежешные френды молчат :(
Спасибо, что откликнулась ;)
Думаю о продолжении...

0

23

я это в журнале у тебя ещё прочла, так душевно!!!! и похоже на меня.... :- (

Блин, а че не пишите в коментах... А?
Я вот думаю, что не плохо написала, а жежешные френды молчат :(
Спасибо, что откликнулась ;)
Думаю о продолжении...

не было времени сразу написать, знаешь...всегда так бывает:)

0

24

Блин, а че не пишите в коментах... А?
Я вот думаю, что не плохо написала, а жежешные френды молчат :(
Спасибо, что откликнулась ;)
Думаю о продолжении...

Мне тоже понравилось. ) Извини, что не комменчу.

0

25

Еще проза ЖЖшная:

http://ejidna.livejournal.com/78715.html#comments

Обменный пункт
Как-то так он приходит, этот "зрелый возраст". Откуда не ждешь.

Звонит давний друг и говорит "Кать, у меня мама умерла". И ты знаешь, что на это сказать. И тебе не надо подбирать слова, они сами находятся, потому что - они уже есть. И они звучат так, как и должны, оттого что они искренние, а не "ритуальные".
И назойливой мыслью на заднем плане. Когда мы с ним познакомились, его мама была чуть старше нас сегодняшних. Молодая, заводная, веселая, умная, она передвигалась по квартире с космической скоростью, она смеялась звонким и теплым голосом. Она и пару месяцев назад так же смеялась, со мной разговаривая, голос у человека не меняется. И сам он тоже. Только кто же знал, что так мало осталось.
И ты знаешь весь этот алгоритм, лучше бы его не знать, но уже проходили не раз - что за чем, что когда и как, агенты, справки, панихиды, масса страшных своей рутинностью, но уже знакомых формальностей. Не "по своим", к счастью, знакомым, но все равно по очень близким. И как-то без слов понимаешь, в какой момент человеку становится особо тяжело после этой потери. Когда и какая потребуется помощь, и почему ее надо просто оказать, не спрашивая - "надо? приехать?". Надо. Приехать. И когда надо ему просто не мешать. Зрелый возраст.
Тебе уже не надо выяснять, как пройти к нужному участку на Введенском или Ваганькове, или Вострякове. У тебя уже отпечатались эти повороты в памяти. И прекрасно известно, где там в ограде спрятаны ключик, банка, веник и тряпка, чтоб памятник протереть. Еще не своим самым близким, еще не с мыслью "о себе" - но знаешь эти подробности. И когда я ехала разбираться с Тошкиной учебной частью на Кирпичной улице, в машине лежал пакетик с кисточкой и банкой бронзовой ("золотой") краски - бабушкино имя на памятнике подновить, благо оттуда два шага доехать до Введенского.
Ты вообще об этом ЗАДУМЫВАЕШЬСЯ, чего раньше в помине не было.Потому, наверное, что "а кто еще сделает-то?"

Зрелый возраст. Раньше мы были свидетелями друг у друга на свадьбах, обсуждали поклонников и новых пассий, обменивались опытом воспитания маленьких детей и дружной обороны от родительских советов по этому поводу.
Сейчас мы уже не удивляемся чужим разводам. Вместо совета "да бросай ты этого козла!" советуем "не рубить сплеча". Вздыхаем - "лучшее враг хорошего. Оставь его в покое". Мы жалуемся, что дети хамят и бог знает с кем путаются. Некоторые из нас оторопело признаются - "они меня сделали дедушкой!" И уже начинаем заводить шарманку на тему "вот мы в их годы - ну правда же, нас никто в люди не выводил, мы всё сами...."
Мы уже не очень спорим с родителями, когда они балуют внуков или выносят нам мозг, требуя немедленно заняться их воспитанием. Выяснений "объема полномочий и сфер компетенции" с родителями уже давно стало на порядок (то есть в 10 раз) меньше прежнего. "Мам, мне не нужен совет, мне просто нужна помощь", - говорю я, когда мне объясняют, что ребенок должен чистить зубы, знать детские стишки, делать гимнастику, избавиться от глистов (анализы их не показывают, но "мне кажется, они у него есть!"), сдать хвосты по высшей математике, не врать про двойки, не жрать на ночь пиццу, больше гулять, больше заниматься, причем делом, а не... Речь идет о разновозрастных детях, и я сто раз доказала делом, что их воспитание мне в глобальном масштабе удается, а все прочее частности. Пущай клевещут. Переживу.
Мы становимся терпимее и мудрее. Во многом потому, что родители - слабее, суетливее, беспомощнее. У них что-то болит или они впадают в странную, какую-то пенсионерскую панику и дурь. И внезапно до нас доходит, что они уже и правда - пенсионеры. И зарабатывают меньше,и ходят медленнее, и дышат тяжелее. Они сами этого не понимают. "Толя, ты трубу-то возьми повыше, чтоб не так тяжело было нести. Я все-таки посильнее тебя буду...", - сказал 70-летний дядя моего бывшего мужа, когда этой осенью по собственной воле приехал ко мне на дачу, чтобы помочь с "тяжелой мужской работой". 18-летний лось Толя только усмехнулся и перехватил трубу так, чтобы дядь Сеню разгрузить по полной.

Зрелый возраст. Ты не лезешь в авантюры и экстримы. Не рвешься в горячие точки, не ездишь автостопом, не ныряешь слишком глубоко и не забираешься слишком высоко. Нет, ты еще не боишься высоты и глубины. Но когда идешь на 25-й этаж своего дома смотреть салют на открытом балкончике, то сама к перилам подходишь, а вот ребенка рукой - подальше, подальше, к стеночке... И тебе перестают нравиться американские горки и аттракционы или отвесный спуск в аквапарке. Сил хватает, куражу тоже, но это уже не весело, а как-то глупо. Ты пристегиваешься ремнем безопасности в машине и требуешь того же от "спиногрыза". Который в этот момент пишет смс-ку своей девушке. И на мокрой дороге сбавляешь скорость. Ничего при этом не думая в стиле "а вдруг что, и тогда как же они" - только она уже в спинном мозге, эта мысль...
Зрелый возраст. Ты уже не бросаешься так легко словом "вот умру я, и тогда..." Ты понимаешь, что руки на себя не наложишь, даже если очень захочется. И совсем не потому, что твой труп будет выглядеть "некрасиво". И не от религиозности особой. Просто - у кошки уже совсем не девять остается жизней, да и вообще ты не кошка...
И страшно беспокоишься за близких, когда они почему-то не дают о себе знать чуть дольше расчетного времени.
И просишь "позвонить, как доберетесь".
И сама звонишь - "нормально добрались?"
И думаешь какие-то слова-обереги вслед ушедшим в ночь.

Зрелый возраст. К глазу-алмазу добавляется глаз-рентген. За человеческими словами, как написанные молоком по нагретому над свечкой листу, проявляются строки молчаливой тайнописи. "Я видеть его не хочу!" - и ты знаешь, что они будут вместе, и еще долго друг друга помучают. "Вы нам не подходите, у вас нет нужного уровня компетентности" - "Ты слишком умная, молодая, энергичная и шустрая, я тебя боюсь и я тебя не пущу". "Ваш ребенок не сможет учиться в нашей школе, он не потянет программу" - "Мне нужны деньги. Много. Ты их не дашь, хотя можешь. У тебя есть муж, а у меня нет. Я хочу такую же кожу на лице, шмотки и машину. Я тебе завидую. Пусть тебе хоть сегодня не повезет." "Ты похорошела и выглядишь прекрасно. Ты ни капли не изменилась!" - "Боже, неужели это ты? У тебя морщины, неровный грим, затравленный взгляд и толстая жопа, ужас какой, а вдруг и я..." "Пусть подавится!" - "Я не знаю, как я без его помощи проживу". "Как твои дела, давно не виделись, ну что новенького, как дети, как работа?" - "Сейчас я прощупаю почву, расскажу о своих бедах и под конец изящно попробую одолжить денег. Не надейся, не отдам, с тебя не убудет, а на задушевные разговоры тебя и раньше было можно развести". И так далее до бесконечности. Словесный мир приобретает параллельного двойника с кривой ухмылкой.

Зрелый возраст. Цвет одежды с радикально-черного или нейтрально-серого меняется на яркий беж, рыж, свеж и надо ж... Длина юбки уменьшается вместе с комплексами по поводу собственных коленок. Какие есть - такие и будем донашивать! Прическа приобретает стильность, осанка - прямоту, линии кроя пиджаков и платьев - четкость. Ты улыбаешься так, что никому и в голову не придет, что на паре зубов уже давно коронки. И на собственном опыте выведенную формулу "молодость - это когда лет меньше, чем зубов" ты благополучно забываешь напрочь. Ты наконец-то подбираешь себе хороший, незаметный тональный крем и помаду точно в цвет. Ты не покупаешь плохую косметику. Эффект слишком быстро окажется "на лице", и позволить это решительно невозможно.
Ты не горбишься и не спотыкаешься, ты четко знаешь, на каких каблуках ты еще в состоянии нормально идти. И в прямом смысле, и в переносном.

Зрелый возраст. Это ты выбираешь мужчин, а не они тебя (даже если уверены в обратном). Может, поэтому тебе не очень-то везет в "личной жизни". Что поделать, стареющим самцам нужны молодые самки, тугие, уверенные и хищные, но на вид - хрупкие, тревожные и беззащитные. Ты уже не такая, да и не была такой никогда, природу не перехитришь. Ну так что ж, юные бандерложки с крашеными глупыми мордочками - подойдите ко мне поближе, с вами будет говорить удав Каа... И Акела тоже не промахнется, на нашем языке это женское имя...

Зрелый возраст. Ты не делаешь соперницам скидок и не жалеешь их. Но зато снисходительна к мужским слабостям и комплексам. Возможно, из-за того, что уже не ждешь от существ сильного пола особой силы, не хочешь "замуж, замуж, замуж, потому что все уже там, а я почти что старая дева". И уже никому не захочешь "посвящать всю себя" - да никто и не просит.Все взаимно. Равнение на середину. А "грудь четвертого" - это уж точно твоя собственная.

Зрелый возраст. Он такой - разный, у каждого свой. И ты ему даже радуешься, этой силе и спокойствию, этой устойчивости и уверенности, этим навыкам и новым привычкам, достижениям и тому, что еще многого можно достичь...

Только звонит институтский друг, и говорит про свою маму, и что-то такое на тебя нахлестывает... Ты знаешь, что делать и как быть, что говорить, куда идти, как все будет. Но всю эту взрослость и опытность хочется променять на юную растерянность, и глупости, и скандалы, и все, что так глупо происходит и нелепо выглядит.
Только пусть они будут живы, и будут старшими, зрелыми, сильными и опытными. А не мы. Не мы. Ну пожалуйста - еще хоть немного не мы.

Не променяешь, обменник давно закрыт.

0

26

Опять Хильдегард: http://hildegart.livejournal.com/86448.html Зимняя сказка.

0

27

Дальше спамлю прозу в тему про стихи. :)

реверс
Мама, когда сердилась, всегда говорила так:
– А не будешь слушаться, придёт ужасный бабай и заберёт тебя.
И мальчик понимал, что надо, надо скорей съесть кашу, помыть руки, убрать игрушки, перестать кривляться, не трогать конфеты. У мальчика было очень много трудов в его маленькой жизни. Перед сном мама целовала его в сладкую макушку и говорила:
– Засыпай быстренько, а то бабай придёт.
Когда под закрытой дверью исчезала жёлтая полоска света, мальчик сползал на пол и заглядывал под кровать.
– Пришёл? – спрашивал он.
– Ну пришёл, – отвечал ужасный бабай шёпотом.
– Поиграем? – спрашивал мальчик.
– Ну поиграем, – соглашался бабай.
И они так играли, что у торопливо тенькающих часов стрелки залипали на полуночи, и время растягивалось, как июльская сосновая смола, из ковра вырастали горы, и плюшевые медведи бродили по лесам, а в пенном море одеяла поднимался такой шторм, что корабль трещал и шёл на дно, но подушковый кит спасал от верной гибели, высаживал на северном острове, где в полированной пещере гномы прятали в носках несметные сокровища. И мальчик кричал:
– Йо-хо-хо!
А бабай говорил сердито:
– Тише, ты что. А то придёт мама и заберёт тебя.
http://yuckkon.livejournal.com/31347.html

0

28

Добавлю-ка я стихов сюда.
Это Воденников.
пошла по ссылке у Ферузы (ЖЖ) сюда

-Закрыв глаза и посмотрев на свет,
на белый свет, продольный и огромный,
скажу: -Мне было шесть,
а стало тридцать шесть,
а что там между -я уже не помню.

...

-Повторяй за мной: ты моя слабость.
- Ты моя слабость.
- Ты моя сладость.
-Ты моя сладость.
- Ты моя нежность.
- Ты моя нежность.

Она говорит, а я лежу как дурак и верю:
- Я сладость, я слабость, я нежность.
...
И вот обулись - и пошли
(за славой и за снегопадом)
во тьму - любовники мои,
потом мои ученики,
и дети-целым детским садом.
...
...Но женщина - между тем - напружинившись как сиреневый куст,
все-таки выталкивает ребенка и думает: "Господи, как хорошо"
наконец-то можно лечь на живот и так полежать чуть-чуть,
на сдувшемся животе, пока молоко - не пришло.
...

Ну вот и умер еще один человек, любивший меня. И вроде бы сердце в крови,
но выйдешь из дома за хлебом, а там - длинноногие дети,
и что им за дело до нашей счастливой любви?
И вдруг догадаешься ты, что жизнь вообще не про это.

Не про то, что кто-то умер, а кто-то нет,
не про то, что кто-то жив, а кто-то скудеет,
а про то, что всех заливает небесный свет,
никого особенно не жалеет.

- Ибо вся наша жизнь - это только погоня за счастьем,
но счастья так много, что нам его не унести.
Выйдешь за хлебом - а жизнь пронеслась: "Это лето, Настя.
Сердце мое разрывается на куски"

Мужчины уходят и женщины (почему-то),
а ты стоишь в коридоре и говоришь опять:
- В нежную зелень летнего раннего утра
хорошо начинать жить, хорошо начинать умирать...

Мать уходит, отец стареет, курит в дверях сигарету,
дети уходят, уходят на цыпках стихи...
А ты говоришь, стоя в дверях: - Это лето, лето...
Сердце моё разрывается на куски.

Отредактировано starushka (2008-02-25 17:21:13)

0


Вы здесь » LUBIMKI » Интересы и творчество любимок. » Не знаю куда закинуть. Стихи хорошие